dca30ce6

Куртц Кэтрин - Святой Камбер (Легенда О Камбере Кулдском - 2)



Катерина КУРТЦ
ДЕРИНИ
ЛЕГЕНДА О КАМБЕРЕ КУЛДСКОМ II
"СВЯТОЙ КАМБЕР"
ПРОЛОГ
Вот, предсказанное прежде сбылось, и новое Я возвещу; прежде, нежели оно
произойдет, Я возвещу вам.
Книга Пророка Исаии 42:9
Весной 905 года минуло полгода со дня коронации Синила Халдейна в
Валорете, полгода с тех пор, как последний деринийский король Имр Фестил был
свергнут при помощи обретенной Синилом магии, а сестра Имра Ариэлла, ждавшая
от него ребенка, упорхнула из стен Валорета и скрылась на востоке, в Торенте.
Героем дня был лорд-дерини Камбер Мак-Рори. Камбер и его дети - Йорам,
Эвайн и Рис, - а также Алистер Каллен, славный настоятель Ордена святого
Михаила, были главными фигурами в Реставрации древней династии.
Теперь Халдейны входили в силу. Супруга Синила благополучно разрешилась от
бремени, дав жизнь двум сыновьям-близнецам, пришедшим на смену их первенцу,
убитому агентом Имра. Король Синил, никак не хотевший оставлять монашескую
жизнь, начал понемногу сознавать себя монархом.
Но Камбер оставался неспокоен, зная, что последняя глава в книге Фестилов
еще недописана и вряд ли будет окончена до тех пор, пока живы Ариэлла и ее
сын. Всю зиму вестей из Торента не было, но никого не покидало предчувствие
мести и не обманывало бездействие опасной противницы. Теперь дитя Ариэллы,
должно быть, уже явилось на свет, значит, очень скоро она напомнит о себе.
Возможно, уже начала действовать.
А высоко в горах между Торентом и независимым Истмарчем, в комнате под
самой крышей замка Кардос, над разложенной на столе картой Одиннадцати
Королевств, в задумчивости стояла женщина и готовила свою месть. Новорожденный
на ее груди требовательно чмокал, но она была целиком поглощена изучением
карты; влажные пальцы скользили по землям Гвинедда, сопровождаемые
неразборчивым бормотанием.
Вот уже неделю она работала над своим волшебством и скоро увидит плоды. Ее
армия собиралась, и как только весенние дожди смоют снег с горных тропинок и в
долинах начнется половодье, единственной защитой ее врагов останется крестное
знамение. Скоро, очень скоро она напомнит о себе. И тогда корона Гвинедда не
будет венчать голову выскочки-священника.
Глава 1
Кротостию склоняется к милости вельможа, и мягкий язык переламывает кость.
Книга притчей Соломоновых 25:15
На Валорет обрушились дожди. Необычайные для июня, они лили пятый день
подряд. За стенами королевской башни по мощеным улицам струились потоки.
Огромные лужи воды и жидкой грязи переполняли город, угрожая домам и лавкам, и
перехлестывали за порог то тут, то там.
Внутри центральной замковой башни холодный влажный смрад поднимался от
выгребных ям по вентиляционным каналам, сочился сквозь стены, пропитывал
тростник и солому, рассыпанные на полу в большом зале, и висел под потолком.
Пламя в трех непомерно больших каминах жарко трещало, но не могло растопить
лед страха горстки собравшихся в замке лордов. Ненастье царило в их умах.
До сих пор король Синил не объявил о создании какого-либо Совета, и это
тревожило тех, кто полагал себя вправе участвовать в решении государственных
дел. Сейчас за столом у одного из каминов были все те, кто шесть месяцев назад
возводил Синила на престол, кто теперь опасался за выбранного ими короля, за
судьбу всех тех, ради безопасности и благосостояния которых они свергли
тирана-дерини и вернули на трон Гвинедда законного правителя.
Они представляли собой весьма случайное собрание и были не в себе все,
кроме одного, принадлежащего к той же расе магов и волшеб



Назад