dca30ce6

Курума Ахмаду - Аллах Не Обязан



Ахмаду Курума
Аллах не обязан
Роман
Перевод с французского Нины Кулиш
Посвящаю эту книгу вам, дети Джибути:
ведь она была написана по вашей просьбе
А также моей супруге, за ее терпение
I
Я подумал и решил, что окончательное и полное название моего трепа будет
такое: "Аллах не обязан быть справедливым во всех своих земных делах". Ну вот.
Теперь приступаю.
Ну, значит... во-первых... Звать меня Бирахима. Я негритенок. Не потому,
что я черномазый, что я мальчишка. Нет! Я негритенок, потому что с грехом
пополам говорю по-французски. Так уж повелось. Будь ты взрослый дядька, будь
ты старик, будь ты араб, или китаец, или белый, будь русский или американец,
но если ты говоришь по-французски с грехом пополам, люди скажут: он говорит,
как негритенок, и ты все равно получаешься негритенок. Это закон разговорного
французского языка, тут ничего не поделаешь.
И во-вторых... В учебе я недалеко продвинулся: проучился два класса
начальной школы и сбежал. Сбежал потому, что все вокруг мне говорили: школа
сейчас - нестоящее дело, как пук старой бабушки. (Так выражаются чернокожие
африканцы, когда хотят сказать про какую-нибудь вещь, что она ничего не стоит.
Они говорят так потому, что у дряхлой, еле живой бабушки пук совсем тихий и не
сильно вонючий.) Школа - она как пук старой бабушки потому, что даже с
дипломом университета ты не устроишься медбратом или учителем в одной из
прогнивших банановых республик франкоязычной Африки. (Банановая республика -
это такая, где одна только видимость демократии, а на самом деле все
определяется корыстными интересами кучки людей и коррупцией.) Два класса
начальной школы не сильно помогают в жизни. Ты узнаёшь кое-что, но этого тебе
недостаточно; и ты становишься, как говорят африканские негры, с двух сторон
поджаренной лепешкой. Ты уже не такой невежественный и дикий, как другие
африканские негры у себя в деревнях: ты разбираешь и понимаешь, что говорят
образованные негры и тубабы (то есть белые), кроме англичан и черных
американцев в Либерии. Но ты ничего не смыслишь в географии, грамматике,
всяких там склонениях, спряжениях и изложениях; и ты не можешь заработать на
жизнь в какой-нибудь паршивой, насквозь коррумпированной республике вроде
Гвинеи, Кот-д-Ивуара и так далее и тому подобное.
В-третьих, я нахальный, я неухоженный, точно козлиная борода, и выражаюсь,
как последний подонок. Не говорю, как приличные чернокожие африканцы: дерьмо!
мразь! сволочь! - а произношу разные слова на языке малинке, например: фафоро!
(Фафоро означает: клянусь членом моего отца, или просто отца, или твоего
отца.) Или: ньямокоде! (Ньямокоде означает: паскуда или паскудство.) Или:
валахе! (Валахе означает: клянусь Аллахом.) Малинке - это мой народ. Это такие
чернокожие африканские негры, которых много живет на севере Кот-д-Ивуара, в
Гвинее и в других банановых, насквозь прогнивших республиках вроде Гамбии,
Сьерра-Леоне, Сенегала там, ну и так далее.
А в-четвертых... Хочу извиниться за то, что обращаюсь к вам вот так,
запросто. Я ведь еще ребенок. Мне десять или двенадцать лет (два года назад
бабушка говорила, что мне восемь, а мама - что мне десять), и я люблю
поговорить. Воспитанный ребенок слушает, а не болтает... Не заводит долгую
речь, точно птица-жандарм в ветвях фигового дерева. Это дозволено лишь
старикам с густыми седыми бородами, ибо пословица гласит: колено не носит
шляпу, пока голова еще на плечах. Таков обычай в наших деревнях. Но мне давно
уже наплевать на деревенские обычаи



Назад